Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Объявление

Добро пожаловать в мир восточных интриг и страсти. Все, кто любит мир восточных сказок, мы рады вас видеть!

Disclaimer: наша игра относится к жанру альтернативной истории, все совпадения с историческими реалиями XIV века - случайны.
Время в игре:
август - сентябрь - ноябрь 1396 года.
Во дворце идет большой пир в честь победы над Европой после Никополийского крестового похода. Принимают посла Франции Анри де Сен-Клера, прибывшего сюда с супругой, по обычаям Востока оставленной в покоях. В это время Луиза де Сен-Клер соблазняет проникшего на территорию посольства Мансура. Айнур преподносится в дар султану.


Наш баннер
Интриги османского Востока

Ваши баннеры

Жизнь двора Екатерины Великой Атлантик Сити: преступная империя Богатые тоже плачут: латиноамериканская новелла Москва слезам не верит Реклама текстовых ролевых игр Дизайн студия Эпоха Безумца и Охотника Monte Cristo: France de Louis Philippe

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Призраки прошлого » Грёзы, свет, тишина — всё, что осталось от былого...


Грёзы, свет, тишина — всё, что осталось от былого...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время действия:июль 1394 года
Место действия: Дворец султана. Сады, обрамляющие женскую половину.
Участники:Надия, Сумайя.
Сюжет: Первая встреча прелестнейшей Надии и Сумайи, которая вот уже несколько недель как живет во дворце султана и никак не может привыкнуть к новой для себя роли. Жены Амира…

0

2

В это время суток в саду было всегда тихо. Особенно если свернуть с главных тропинок и пройти чуть дальше. Тихо и безлюдно. Надия научилась ценить эти редкие минуты уединения, которые необходимы были и ей, казалось бы, никогда не унывающей, веселой девочке, котороя слишком быстро привыкла, слишком быстро пряла свою роль... В этом то и была точка преткновения. Роль. Маска, скрывающая истинные чувства, противоречивые эмоции, то, что четырнадцатилетняя девочка предпочла спрятать глубоко в себе, чтобы иметь возможность жить, улыбаться, и дышать полной грудью. Ее защита, которая бережно хранит хрупкое девичье сердце от суровой реальности, позволяя улыбаться от приятного аромата любимых цветов, которые юной служанки приказали набрать до темна, и незамысловатой песенки с далекой Родины, которую Надия бормотала себе под нос, когда оставалась одна - она боялась забыть родной язык. Другая вера, другая культура, другой мир, но язык... Девушка не хотела его забывать, не хотела переставать чувствовать себя "гостьей", в этом другом мире. Пусть сейчас она должна жить здесь, и разговаривать с этими людьми на их чужом, грубом языке, но это временно. Еще несколько лет (а может быть и быстрее), и Надия сможет вернуться на Родину, вернуть свое имя и свой приятный слугу язык. А пока девушке остается только терпеть, привыкать и прятать в самых недоступных для других и самой себя свои детские воспоминания и мечты, чтобы не было больно. Чтобы можно было улыбаться.
"А вот было бы здорово, попросить у кого-нибудь краски и бумагу и порисовать немного! Здесь так красиво, и тихо."- девушка на секунду так и замерла с протянутой к цветку рукой, чтобы прислушаться к естественным звукам природы. "Только вот, кто же мне их даст. Да... Не мой талант. А вот танцы... Интересно, а почему меня не приглашают развлекать гостей? Учителя меня хвалят".- Будничные мысли мешались с воздушными мечтами в юном сознании, пока девушка осторожными движениями собирала самые красивые цветы. Для Надии это занятие было привычно и цветы, которые понравятся остальным девочкам и дольше простоят, она отбирала почти не задумываясь, поэтому ее мысли витали где угодно, но только не были обращены к работе.
"Ведь был же праздник не давно? Был. Нам и золото давали и угощения. А танцевать меня не позвали. А ведь показать себя хочется. А то, что все перед учителем, да девочками? Но может быть они меня еще мальвой считают... Говорят, что я не выгляжу на шестнадцать. Да, наверное, из-за этого".
Так закончив с рассуждениями, Надия как раз дополнила свой букет последним цветком и встала с земли, на которой до этого стояла на коленках, так почему то казалось ей удобнее. Девушка отряхнулся и неспешным шагом пошла по направлению к дворцу султана, все еще напивая под нос французскую песенку. Но не успела служанка выйти на главную дорожку, как услышала в стороне чьи-то всхлипы. Надия замерла и прислушалась. Не показалось. Девушка, стараясь сильно не шуметь, развернулась в строну откуда доносился шум и чуть выглянула из-за раскидистого дерева. На скамье сидела девушка в богатом наряде и рыдала... Надия так и ахнула. Что же за горе, что так убиваться? Она тихонько, будто боясь напугать, подошла к девушке, и присела на корточки рядом со скамей.
- Госпожа? Что-то случилось, госпожа? Я могу быть Вам полезна?- девушка говорила тихо-тихо, и сам ее голос звучал очень нежно и почтительно, ведь хоть лица страдалицы и не было видно, но по костюму можно понять, что перед ней сиди не просто очередная рабыня из гарема султана.

+1

3

Как же горько для женщины осознавать то, что она не так красива, как хотелось бы. С этим сложно смириться… Невозможно. Никогда.
И если бы у Сумайи  просто был слишком острый подбородок, или возможно длинный нос, или слишком маленькие глаза… Но нет. Обладая правильными, по королевскими благородными чертами, половина ее лица была обезображена ужасным ожогом… А все из-за детских проказ и шалостей.
Смотреть на себя в зеркало для нее всегда было большим испытанием. Как и находиться в окружении женщин, что красота была не попорчена жутковатыми шрамами.
Верно поэтому молодая жена султана предпочитала одиночество, присутствию шумной компании галдящих служанок. Конечно же, без сопровождения никто не позволил бы ей гулять одной по саду, но все же… Гораздо лучше посидеть в одиночестве в тихом уголке парка, под бдительным присмотром евнуха и нескольких стражников, которые стояли на почтительном отдалении, дабы не помешать госпоже, но и не выпускать ее из виду.
Находясь одной можно было подумать о том, как же быть дальше. О том, что ждет ее в будущем. И чаще всего все это заканчивалось слезами, как и теперь.
Только вот раньше ее никто не смел отвлекать, а теперь поглощённая своими сетованиями и горестями, Сумайя и не заметила, как подле нее оказалась какая-то молоденькая  служанка.
- Оставьте меня… не нужно ничего, я… Я в порядке… - не слишком-то внятно из-за душивших ее слез пробормотала Сумайя, отворачиваясь и привычным движением пряча обожжённую часть лица шелковой тканью платка, от подошедшей служанки. И откуда она только взялась? О, Аллах, как все это не вовремя!
Молодая жена совершенно не желала, что бы ее господин и повелитель прознал об этих ее слезах. Лучше пускай он думает, что она счастлива и всегда весела… Впрочем она и правда была счастлива, как малое дитя, когда Амир посещал ее. Правда, не сказать, что эти визиты были так уж часты. Гораздо больше времени султан уделял прекрасным наложницам из гарема.
Вот и сейчас одна из служанок, за утренним туалетом рассказала, что эту ночь Амир провел с прекраснейшей наложницей, такой красивой, что и описать не возможно. Будто бы волосы у нее по цвету чистое золото, очи подобны небесам, а кожа такая белая, как молоко.
Это можно было бы назвать ревностью, хотя Аллах и не одобряет таких чувств... Но, те чувств, которые испытывала сейчас Сумайя правильнее было бы назвать завистью к красоте той самой прекрасной наложнице и невероятной жалостью к своему бедному супругу, который вынужден терпеть подле себя этакую уродину как она. Ну, вот как тут не разрыдаться от отчаяния?
«Ах, если бы я родила моему господину сына, то все было бы по-другому! Он бы сумел полюбить меня, наверняка сумел бы полюбить…».

+1

4

Молодая госпожа только отмахнулись от служанки, но даже не подумала перестать заливаться слезами. Надия же продолжала растерянно смотреть на девушку. Какое горе приключилось с ней? Неужели впала в немилость их повелителя? Или что-то приключилось с родными госпожи? А, быть может, горе вызвано страшной болезнью, которую нашли целители в юном теле красавицы, и теперь она вынуждена мириться с волей Алаха и пытается подготовить себя к мукам, которые наверняка вызывает недуг? Надия удрученно покачала головой и присела на колени, чтобы стоять рядом с госпожой было удобнее, ведь не смотря на ее слова, девочке что-то подсказывало, что оставлять ее одну не стоит. Во всяком случае Надия была бы рада, если бы ее кто-то утешил, когда ей было горько и на душе скреблись кошки.
- Ну что Вы так, госпожа? Зачем так рыдать? Сегодня такой день пригожий. Посмотрите, на небе и тучки нет. Разве стоит в такой день слезами заливаться? Госпожа...- Надия говорила тихо, лаского, как успокаивала бы маленькую девочку, которую бы только привезли в гарем. За два года девушка видела много чужих слез, да и своих пролила не мало, поэтому одно она знала наверняка - нельзя поддаваться искушению жалеть себя вечно. Вокруг тебя все еще прекрасный мир, полный радости, удовольствия и прекрасных вещей. Лучше думать об этом, чем о горе, от которого до сих больно сжимается сердце, а к горлу подкатывает ком.
- Возьмите, пожалуйста, госпожа. - служанка протянула чистый белый платок, который всегда носила с собой. -  Позволите, я Вам воды принесу? Чистой и прохладной. Вы сможете умыться, и вода заберет Ваши слезы. Не стоит, госпожа...
Надия сочувствовала искренне. Она могла понять чужую боль, могла понять, что глупость для одного, может быть трагедией для другого. Однако смотря на красивое платье госпожи, на янычар, что охраняли ее, на язык всё равно поросилось глупое, детское "а ведь могло быть и хуже. Есть девочки и младше Вас, которым тяжелее и хуже, но они терпят, госпожа, потому что знают, что по другому не выжить". Например, как маленькая Аннушка, откуда-то из славянских земель, ей от силы лет двенадцать, она никогда не училась ни читать, ни писать. Ей трудно дается судей язык, за что (за не усердие) ее вчера поколотили. Вот ей действительно было больно и обидно, но она из-за всех сил старалась не плакать, даже когда принималась к Надии, галдевшей ребенка по волосам. Можно ли сравнивать горе той девочки и горе госпожи? Конечно нет. Но кто из них двоих больше права имеет на слезы? Или же ответ никто и им всем остается только смиренно терпеть чужую волю: Бога или Господина?
- Может быть, расскажите, госпожа, что так огорчило Вас? Поди и легче станет. А я уж никому и словечка не пророню. Перед Аллахом клянусь. Никто не узнает. Или хотите, можете, накричать на меня. Я же вижу, Вы добрая, даже голоса не повысили, когда я без разрешения подошла. А так пар выпустите, и может быть тоже полегчает. Плакать оно, конечно, надо и полезно бывает. Но убиваться не стоит. Не хорошо это, госпожа. Вы так только больше себя мучаете.

0


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Призраки прошлого » Грёзы, свет, тишина — всё, что осталось от былого...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC