Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Объявление

Добро пожаловать в мир восточных интриг и страсти. Все, кто любит мир восточных сказок, мы рады вас видеть!

Disclaimer: наша игра относится к жанру альтернативной истории, все совпадения с историческими реалиями XIV века - случайны.
Время в игре:
август - сентябрь - ноябрь 1396 года.
Во дворце идет большой пир в честь победы над Европой после Никополийского крестового похода. Принимают посла Франции Анри де Сен-Клера, прибывшего сюда с супругой, по обычаям Востока оставленной в покоях. В это время Луиза де Сен-Клер соблазняет проникшего на территорию посольства Мансура. Айнур преподносится в дар султану.


Наш баннер
Интриги османского Востока

Ваши баннеры

Жизнь двора Екатерины Великой Атлантик Сити: преступная империя Богатые тоже плачут: латиноамериканская новелла Москва слезам не верит Реклама текстовых ролевых игр Дизайн студия Эпоха Безумца и Охотника Monte Cristo: France de Louis Philippe

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Реальность » Две ошибки совершил творец: создал женщин и золото


Две ошибки совершил творец: создал женщин и золото

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: Август 1396 год
Место действия: Дворцовый сад
Участники: Дамир, Сумайя
Сюжет: Нежданная и столь ожидаемая встреча.

+1

2

Дворец Великого Султана Амира аль Махмуда как всегда стоял как непоколебимая крепость, все было на своих местах, все кроме души второго по счету шехзаде Дамира. В последнее время самый уверенный в себе из принцев потерял покой вспоминая жену своего отца, да пощадит Аллах его за это. Ее тонкий стан и покорный нрав не выходили из его головы.
Сумайя была для Дамира самой большой загадкой во всем дворце. Он никогда не видел ее без платка и возможно именно это сыграло с ним эту злую шутку. Когда все узнали, что новая жена султана забеременела, шехзаде молил Аллаха, что бы у нее родилась девочка. Ему совсем не хотелось что бы у него появился новый конкурент. И похоже творец услышал его молитвы, послав отцу очаровательную дочь.
Вот и сейчас он шагал по дворцовому саду томимый своими мыслями, ведь он не мог поведать их никому. Так как за такое его могли лишить головы, а она ему еще пока была нужна. Он перевел свой взгляд на куст алых роз и вдохнул их аромат. Он опьянял и дарил спокойствие. Верно говорят, что роза это королева среди остальных цветов.
Его покой нарушили шаги и шелест платья, вот только кому оно принадлежало Дамир пока не видел. Он вспомнил, как когда то гулял в саду с матерью и старшим братом, считая его лучшим другом. А что теперь? Теперь предстояла борьба за трон и наследие отца. И Дамир не собирался уступать все это старшему брату.
Обернувшись он увидел ту, из-за которой не как не мог привести свои мысли в равновесии. Она будто бы плыла над землей, словно великолепный корабль по волнам. Дамир не сводил с нее взгляда, наблюдая за девушкой как хищная птица наблюдает за своей добычей.
Зачем ты пришла сюда именно сейчас? Почему тебе не сидится в своей комнате?! Неужели ты специально провоцируешь меня на грехи?
Дамир понимал, что желает обладать этой женщиной. Обладать физически, морально. Он хотел что бы она полностью принадлежала ему, хотел иметь над ней безграничную власть и это злило его еще больше.
- Сумайя, постой. Расскажи мне как дела у моей маленькой сестренки? Почему ты не взяла ее с собой? Я хотел бы ее увидеть. Взгляд Дамира непроизвольно упал на шрам, который занимал половину лица его дамы сердца, однако не смотря на него она была по истину красивой.  Один ее вид будил в нем низменные желания, которые сложно было побороть.
- Скажи мне, ты счастлива во дворце? Тебе нравится быть женой султана? Только говори мне честно, я не люблю ложь! Глаза шехзаде недобро сверкнули. Он смотрел прямо в глаза Сумайи ожидая от нее ответа, сам не зная что хочет услышать.

+1

3

Сумайя поторапливалась. Глупо, при наличии такого количества прислуги, нянек и мамок, самой бегать покои, дабы принести, дочери любимую куклу, которую она забыла. Но для молодой жены султана эти хлопоты были приятны.
Что может быть прекраснее, нежели в жаркий день не прятать свое изуродованное лицо за тканью никаба, дабы не оскорблять ничей взор. Не вызывать отвращения у окружающих. А просто, словно она самая обычная женщина, счастливая мать, наслаждаться игрой с малюткой дочерью в саду. Вдыхать сладостный аромат роз и в глубине души молиться что бы сегодня ее повелитель и супруг вспомнил о ней. Что бы пришел к ней. К ним. Шеди скучала по своему отцу…
Все эти мысли прервал чей-то властный оклик. Уж кого-кого, а шехзаде Дамира в саду, который примыкал к женской половине дворца, она не ожидала увидеть. Порой ей казалось, что этот статный юноша излишне пристально смотрит на нее. Но чего же тут дивиться? Таких образин как она еще поискать надобно.
 -Господин, рада приветствовать Вас! – Несколько смущенно пролепетала Сумайя, низко опуская голову, и чувствуя, как начинают краснеть ее щеки. Какую же глупость сотворила она, разгуливая тут без спасительного покрывала, так надежно скрывающее ее обожжённое лицо. -  Хвала Аллаху, сестра Ваша в добром здравии и с каждым днем становится все прекраснее и прекраснее. Уверенна, что вырастет принцесса султан настоящей красавицей! – Пылко вымолвила молодая женщина, и порывисто прижала руки к груди.
Как и любая мать, ослеплённая любовью к собственной кровиночке, она несколько преувеличивала красоту Шеди. Дитя была очень милой и смышленой для своего возраста, но ничем таким уж особенным не отличалась.  Но как же приятно было то, что Дамир интересовался своей крохотной сестрой. Такое случается столь редко, особенно учитывая, какая разница в возрасте была между ними.
Сумайя хотела было продолжить рассказы о своей единственной радости в этой жизни, о дочери, про которую она могла говорить часами, но внезапно замолчала, несколько ошарашенная странными вопросами, которые обрушил на нее шехзаде.
Внезапно пристально посмотрев на своего собеседника, пожалуй, впервые за все время посмотрев в глаза молодого человека, Сумайя почувствовала как сердце ее тоскливо сжалось.
Она была бы очень счастлива тут! Самой счастливой женщиной во всем мире, если бы не  Надия… Если бы не этот проклятые шрамы, уродующие ее лицо и рушащие ее женское счастье.
- Господин, я не посмела бы Вам солгать… Имею ли я право жаловаться на свою судьбу? Судьбу о которой мечтают все земные женщины!  Аллаху угодно было сделать меня женой султана, Он благословил наш брак, послав нам дочь. И если на то будет Его воля, то возможно я сумею подарить своему повелителю и сына.
И словно бы желая прекратить этот терзающий ее бедное измучанное сердце разговор, Сумайя робко, почти стыдливо, будто бы опасаясь что делает нечто дурное, улыбнулась Дамиру.
- Ежели желаете, господин… Ваша сестра играет в розарии с няньками. А я вот куклу ей несу… Ежели желаете, то пойдемте вместе. Принцесса будет счастлива увидеть своего блистательного брата.

+1

4

Девушка то ли боялась, то ли настолько была смущена, что незная сама произнесла фразу, которая вывела шехзаде из себя. Дамира вообще легко было вывести из себя слишком он был вспыльчив.
- Думаешь Аллах позволит тебе родить сына султану?! Ты считаешь что у него мало сыновей?! Или быть может ты так хочешь стать будущей Валиде? В голосе мужчины были и ярость и гнев. Он взял девушку за руку и больно сжал ее запястье теряя над собой контроль, пристально глядя в ее глаза.
- Ты вздумала строить иллюзию о том что станешь главной в гареме? Да пусть Аллах пошлет султану любовь к любой другой его наложнице! Или ты всерьез думаешь что с таким лицом как у тебя можно быть Валиде? Да как ты вообще стала его женой? Он ослеп!
Резко отпустив руку девушки, молодой человек с досадой пнул камень лежащий на тропинке, со стороны возможно выглядя как раздосадованный юнец, хотя Сумайе сейчас вряд ли он мог показаться таким.
Спокойствие медленно возвращалось к нему и он уже начал жалеть о сказанных словах, вновь не понимая что же такого есть в этой женщине из-за чего он разозлился. И что именно его разозлило больше возможный будущий конкурент на престол или же что она сама хотела еще детей от его отца.
  Снова повернувшись к девушке, он даже попытался улыбнуться, но быть милым у него никогда не выходило, от того улыбка была скорее похожа на грозный оскал.
- Послушай, забудь о том что я тебе сказал. Считай что этого разговора между нами не было. И да я не считаю что ты все таки такая уж счастливая, коей мнишь себя.
Казалось, что доблестный воин сам загнал себя в тупик этим разговором, и теперь у него уже не было шага для отступления.
- Знаешь, ты была бы гораздо счастливее со мной. Он уже стар, а следующим султаном стану я. Так что в итоге именно я буду твоим повелителем и именно мне ты родишь шехзаде. 
Если бы кто то сейчас слышал его речи и доложил о них султану, не сносить ему головы. Но Дамир был уверен что кроме них, в этой части сада, сейчас никого нет. А именно потому он позволил себе еще большую дерзость и обняв жену отца за талию прижал ее к себе.
Хочешь не хочешь, а моей ты станешь. Чего бы мне это не стоило. Я привык добиваться того чего хочу.

+1

5

Словно по повелению всемогущего джинна все изменилось. Только что Дамир казался таким спокойным и приветливым, а вот уже гневно сверкая очами, пребольно сжимает ее руки.
Но не боль в хрупких запястьях, и не гневные речи шехзаде напугали молодую жену султана. Вовсе нет. Гораздо страшнее было то, что к ней сейчас прикасается другой мужчина. И пусть это сын ее повелителя… Харам! Страшный грех, которому нет прощения. Ей даже заговаривать не следовало с ним. Нужно было просто поклониться и пройти мимо.
- На все воля Аллаха… - только и смогла промолвить бедняжка, вновь прижимая руки к груди, которые Дамир наконец выпустил, и чувствуя, что еще немного и она просто потеряет сознание от стыда и ужаса, которые навязчиво нашептывали ей, что если эту сцену увидит хоть одна живая душа, то все кончено.
Но дальнейшие речи молодого человека были так страшны, так обидны для Сумайи, что передать словами это было невозможно. Болезненно вскрикнув, выронила любимую куклу своей дочери, молодая жена султана прикрыла ладонями правую сторону лица и глухо застонала, словно от невыносимой боли.
Право слово, милосерднее было бы ударить, нежели напоминать женщине о том, что некогда прекрасное лицо навсегда обезображено. И никогда ей не избавиться от этих шрамов. Не скрыть своего уродства. Все, решительно все будут отталкивать ее, чураясь, словно она проклята.
- Не стоит Вам, господин,  тревожить нашего Создателя по такой мелочи. Ваш отец и так всем сердцем любит одну из своих наложниц. А меня оставил подле себя, вероятно из жалости. – Голос Сумайи звучал глухо, в огромных серых глазах сверкнули слезы отчаяния. -  Простите меня и позвольте уйти. Грешно мне находиться тут, подле Вас. Добродетельная жена должна в покоях ожидать своего повелителя и молиться… Простите.
Про себя бедняжка поклялась, что более никогда не выйдет из своих комнат не скрыв своего уродства шелковой тканью никаба.
Она уже сделала было несколько шагов, по направлению к тому розарию, где сейчас играла ее дочь, но и сама не поняла, как оказалась в объятиях шехзаде, который воистину говорил страшные речи. Будто в Дамира вселился злой дух!
- Во имя Аллаха милосердного, что такое Вы говорите… - едва слышно шепнула Сумайя, дрожа всем телом, будто ее лихорадило. Никто кроме султана не смел прикасаться к ней. Ни один мужчина не должен был приближаться. От растерянности, стыда и страха молодая женщина даже не могла пошевелиться, словно была зачарованная. – Харам! Страшный грех речи Ваши!

+1

6

Дамир с видом победителя смотрел в глаза девушке, которая теперь уже точно не могла высвободится из его объятий, если он сам не позволит ей этого сделать.
- Харам? Сама ведь знаешь, что на все воля Аллаха. Значит это тоже его воля и ты не в праве ей противиться! Пойми же ты наконец, что сюда ты попала не ради султана, а ради меня.
Шехзаде был из тех, кто привык получать то что он хочет и женщины были не исключением. Он никогда не задумывался об их чувствах, думая только о своих. Он решил идти до самого конца и получить не только тело Сумайи, но и ее душу, хотел что бы он полюбила его не только как народ любит своего шехзаде, а любила так как женщина любит мужчину.
Вдруг послышался чей то смех и голоса, кто то шел по саду и по звукам приближался к этому месту. Это вовсе не входило в планы Дамира. Теперь он должен был отпустить бедняжку и сделать вид будто они случайно встретились в саду или же он действительно пришел навестить свою маленькую сестренку, но тогда бы он не смог в полной мере насладиться обществом жены своего отца. Выход оставался лишь один, уйти туда где никого не было и никто не сможет им помешать.
- А теперь, прелестница моя,мы пойдем с тобой подальше от всех этих глаз. Ты ведь не хочешь что бы нас увидели, ведь что они могут подумать да еще и повелителю рассказать.
  Взяв девушку за руку мужчина повел ее в сторону дворца, но пред входом отпустил ее руку, что бы никто не видел что они идут вместе.
- Иди делая вид, что идешь одна. Но даже и не думай убежать от меня, я ведь все равно тебя догоню. Дамир был сейчас с родни коту, который играет с пойманной мышкой давая ей мнимую свободу перед тем как расправится со своей жертвой. Он медленно шел с восхищением наблюдая за грациозностью Сумайи. А когда они вошли в самый темный коридор развернул ее к стене и прижал своим телом.
- Здесь уж нам никто не помешает. Здесь я могу быть с тобой откровенным. Ты никак не выходишь у меня из головы. Ты стала моей одержимостью, будто кроме тебя нет на земле других женщин.
Дамир провел кончиком носа по тонкой шее чужой жены, вдыхая аромат ее кожи. Это будоражило его воображение вызывая еще большее желание никуда и никогда ее не отпускать. И именно потому он не размышляя коснулся ее губ своими, целуя запретный плод. Казалось что теперь наконец то он был счастлив, он получил то чего так давно желал. Но вот некий шорох отвлек его, он понял что за ними кто то наблюдает и этого кого то нужно найти.
- Иди к себе, мне нужно что бы кое кто расплатился за свое любопытство. Шехзаде мигом отпустил девушку, ведь если он не найдет этого шпиона то обо всем мог узнать весь дворец, включая повелителя.

+1

7

На речи Дамира о том, что именно по воле Всевышнего она и оказалась в его объятиях, бедная женщина так растерялась, что не смогла сказать ничего внятного.
Неужели же шехзаде прав? Неужели все это происходит по воле Господа? Ведь если бы он не возжелал этого, кроткая и скромная Сумайя никогда не превратилась бы в подобную развратницу! Но тут же эти мысли были с гневом отметены. Нет, такому не бывать!
- Не говорите таких речей! Не смейте! Я тут для того, что бы прислуживать моему султану и повелителю Амиру аль Махмуду, да продлит Пророк лета его! Я его жена перед лицом Аллаха, и слушать Ваши оскорбительные речи позор для меня! – молодая жена султана попыталась вывернуться из рук Дамира, но заслышав чей-то звонкий смех смех, перепугано замерла. Сомнений нет, сюда кто-то шел.
Вероятно это понял и принц, ибо выпустил свою «добычу», что бы тут же крепко схватить за руку и потащить по направлению ко дворцу. На подгибающихся от ужаса ногах Сумайя шла за Дамиром, не понимая чего еще этот безумец готов совершить.
И по какому праву он называет ее своей прелестницей?! Верно издевается, и вновь дает понять, что она безобразна и отвратительна…
Все так же покорно и молча идя по одному из коридоров дворца, Сумайя мысленно молясь, что бы навстречу ей вышел султан. Или слуги. Или одна из жен Амира… Ну хоть кто-нибудь! Но никого не было.
«Ни одной живой души. О Аллах Всемогущий, храни меня! Позволь мне быть достойной женой, для своего повелителя! Не дай кому прознать об этом страшном грехе, ибо тогда моя дочь останется сиротой!» - только и оставалось молиться бедняжке.
Сил сопротивляться у Сумайи не было, поэтому она беспрекословно повиновалась воле Дамира, даже когда он вновь прижал ее к себе.  
Эти бесстыдные ласки, греховный поцелуй! О, Аллах! Сумайя чувствовала, что еще немного и лишится сознания от отчаяния. Она чувствовала себя падшей женщиной, словно заморские гостьи, которые говорят на людях смеют показываться без платка. Которые демонстрируют свои прелесть и красоту другим мужчинам!
Наконец ее отпустили. И вновь приказали, словно она принадлежит этому мужчине и обязана повиноваться ему.
Отшатнувшись от шехзаде, Сумайя точно зачарованная, прижала левую ладонь к своим губам во все глаза смотря на Дамира. Она была не в силах поверить в то, что сейчас произошло. И то, что весь этот ужас творился именно с ней, которая свято почитала предписания Аллаха!
- Гореть тебе в пламени ада, грешник! Аллах мне свидетель, я невинна перед моим господином и повелителем… - вновь дрожа, но теперь уже от праведного гнева промолвила молодая женщина, и провела ладонью по своим губам, словно бы желала оттереть их от грязи. – Никогда более не смей приближать ко мне… И к моей дочери так же! Никогда!
Гнев придает силы даже самым хрупким и нежным созданиям, как Сумайя, и собравшись с силами она отвесила своему оскорбителю несильную но звонкую пощечину. И развернувшись, почти бегом бросилась в свои комнаты. В голове испуганным мотыльком порхала только одна мысль: рассказать ли обо всем султану? Или нет?
Если расскажет – верная смерть. Долгая и мучительная. Ее и Дамира. Малышка Шеди останется сиротой…
«Нет, нет… Об этом никто не должен знать! Никто! Ни одна живая душа! Эта тайна навсегда умрет вместе со мной, и с сегодняшнего дня я из своих покоев без дюжины служанок даже не подумаю выходить!»

0


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Реальность » Две ошибки совершил творец: создал женщин и золото


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC