Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Объявление

Добро пожаловать в мир восточных интриг и страсти. Все, кто любит мир восточных сказок, мы рады вас видеть!

Disclaimer: наша игра относится к жанру альтернативной истории, все совпадения с историческими реалиями XIV века - случайны.
Время в игре:
август - сентябрь - ноябрь 1396 года.
Во дворце идет большой пир в честь победы над Европой после Никополийского крестового похода. Принимают посла Франции Анри де Сен-Клера, прибывшего сюда с супругой, по обычаям Востока оставленной в покоях. В это время Луиза де Сен-Клер соблазняет проникшего на территорию посольства Мансура. Айнур преподносится в дар султану.


Наш баннер
Интриги османского Востока

Ваши баннеры

Жизнь двора Екатерины Великой Атлантик Сити: преступная империя Богатые тоже плачут: латиноамериканская новелла Москва слезам не верит Реклама текстовых ролевых игр Дизайн студия Эпоха Безумца и Охотника Monte Cristo: France de Louis Philippe

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



В покоях посла

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия:
После приема во дворце султана, ночь
Место действия:
Посольство Франции
Участники:
Анри и Луиза де Сен-Клер, Мансур
Сюжет:
Разговор после приема. Мансур проникает на территорию миссии и тайком видится с Луизой. После разборки с Мансуром Луиза делает Анри важное признание.

0

2

- Да отправляйтесь хоть дьяволу в зубы! Можете совсем не возвращаться! - сквозь зубы процедила вслед своему мужу Луиза де Сен - Клер, нацепив на лицо самую любезно из своих улыбок, придворную, как она её называла. 
- Постарайтесь долго не задерживаться! Каждый мой день без Вас потерян!
Когда за мужем закрылись двери покоев, молодая женщина перестала язвить и в изнеможении опустилась на подушки. Сен - Клер снова уходил в прекраснейшем расположении духа, насвистывая фривольный мотивчик, довольный, что его желания исполнились. И ведь, чёрт побери, так оно и было!
Эту ночь и все предыдущие с момента их приезда в Османский султанат, Луиза провела в постели мужа. Так желал Сен - Клер,  а она, его жена, должна была повиноваться.
О, этот человек прекрасно пользовался своим положением законного мужа, не упуская возможности втоптать её в грязь. Он не был доверчивым и снисходительным рогоносцем, а умело манипулировал слабым герцогом Орлеанским, получая за тело своей жены власть и положение в герцогстве.
Луизу он, впрочем тоже не обходил своим вниманием, получая её тело, когда ему заблагорассудится. Она чувствовала, что муж ненавидит и презирает её и платила ему той же монетой. Конечно она могла бы прекратить это, пожаловаться герцогу, но молодая женщина была слишком горда. Разумеется, Луиза знала, что это именно Анри уничтожил её отношения с Жераром, "открыв глаза" своему другу. Она  мстила мужу по другому, была в его присутствии слишком нежна с герцогом, ласкалась к нему, целовала руки, доводя этим своего мужа до бешенства. Носила безумно открытые платья, выставляя напоказ свои великолепные груди, нежную шею, демонстрируя безумно дорогие подарки Людовика. Видя как темнеют от злости глаза Сен - Клера, сжимаются кулаки, как ему хочется сдавить её нежную шейку, она только смеялась.
Но неожиданно все изменилось. Когда Луиза только оправилась от рождения третьего ребенка, её фигура осталась такой же стройной, только грудь налилась, Сен - Клер был назначен послом к османам. Это была большая честь, но Людовик вдруг выразил желание, чтобы она сопровождала мужа в Бурсу. Она все поняла... Будучи женщиной хитрой и умной, сдаваться Луиза не собиралась... А эта маленькая шлюшка Мариетта д' Энгиен ещё пожалеет, что появилась на свет божий...
Поднявшись с постели в одной легкой, прозрачной, ночной сорочке, Луиза потянулась как сытая кошка, как вдруг услышала шорох...
- Кто здесь? - негромко спросила молодая женщина, оглядываясь по сторонам. - Ну что ты прячешься, Фатима?
Фатима была её служанка, подаренная Сен - Клеру кем-то из османов и приставленная им к жене. Луиза не сомневалась, что девчонка шпионит за ней, докладывая обо всём Анри.
Тишина. Мадам де Сен - Клер взяла в руки факел и посветила им в угол.
- Анри, дорогой мой! - Луиза вложила в свои слова всю язвительность, на какую только была способна. - Неужто Вы способны манкировать служебными обязанностями, чтобы провести лишний вечер со мной? Как это мило!
И снова в ответ - тишина...

Отредактировано Louise de Saint-Clair (2016-03-16 12:49:38)

+2

3

Почему-то Жерар (назовем его снова его европейскими именем) не спешил давать молодой женщине понять, что это он. Он молчал, разглядывая ее.
Ему повезло. Он в темноте подошел к зданию посольства, перелез через ограду, встретившемуся слуге объяснил, что прислан к госпоже от светлейшего эфенди Сен-Клера, и его не стали задерживать. Свободно он шел по покоям, разглядывая, как теперь живет его любимая, пусть и бывшая...
Ему нужно было не только вернуть медальон, но и увидеть ее снова, посмотреть ей в глаза. Он уехал в поход, даже не разбираясь, кто в этой ситуации прав или виноват. Раз она предпочла другого, значит, она того стоит. Пусть он ее берет, как суку или кобылу. Он не имел представления о ее настоящих чувствах в этой ситуации, не знал, что она терпит от мужа и от любовника. Она для него была воплощением грязи, греха и порока. И тем не менее в его  душе зияла открытая рана, которая не проходила со временем... Воспоминания лезли во сне, и особенно в бреду, когда он валялся раненым в доме своего хозяина аль Максуда. И даже после встречи с Надирой ситуация не изменилась еще. Он любил эту турчанку за ее покорность, детскую чистоту, ее любовь и заботу, за то, что она практически спасла его от смерти. В нем была благодарность к ней. И все же, он никак не мог забыть Луизу. Правда, за делами и заботами чувства притупились, но этот случайно упавший медальон воскресил воспоминания опять. И Жерар решил поставить на этом точку.
Интересно, она с ним приехала, или Сен-Клер просто таскает медальон жены (или любовницы) с собой? А хорошо он живет, такие хоромы... Останься он во Франции и не случись того что случилось, интересно, сумел бы он обеспечить ей такую роскошь?
Он дошел до спальни  тихо встал у кровати, смотря на спящую женщину. Во сне это белокурое и нежное создание казалось ангелом. Но он не смел ее коснуться.
Все же он ее разбудил, похоже, женщина поднялась и взяла факел. Все же на ее слова он пока молчал. Но наконец сказал по-французски, приблизившись к пологу кровати:
- Это не Анри, мадам. Я пришел вернуть вам вот это. - он протянул медальон. Узнает ли она его по голосу? Лицо его скрывала темнота.

+1

4

Этот голос? Силы небесные, она готова была поклясться, что уже слышала его в жизни... В той, другой жизни... Тогда, когда еще была доброй и невинной девушкой, выросшей в неге и всеобщей любви в родовом замке Можерон. Да, чёрт побери, невинной. Не смотря на то, что Луиза рано постигла искусство кокетства и с удовольствием кружила головы господам из соседних поместий, она оставалась невинной. Свою девственность мадемуазель де Можерон принесла на алтарь амбициозного, тщеславного и похотливого мальчишки, владетельного  герцога Орлеанского. Какие чувства испытывала при этом сама Луиза, почему поступила так, а не иначе, хранилось в самых потаенных уголках её души. Куда она никого и никогда не допускала...
Молодая женщина вздрогнула, вглядываясь в темноту.
- Жерар? - тихо прошептала Луиза, направляя факел, осветивший лицо мужчины. - Это вы? Вы изменились...
Луиза приложила руку к горлу, готовая задавить вырывавшийся наружу крик.
Как он изменился! Красивый молодой юноша, любивший её и сумевший причинить ей боль. Прошедшие годы закалили его. Он участвовал в войне, в нем появились жесткость, твердость и непроницаемость. Его когда-то теплые серо-голубые глаза, теперь казались цвета стали. Твердый, волевой подбородок, следы от сабельный ударов.
"Мой бедный Жерар! Как же жизнь изменила тебя!"
Она словно чувствовала, исходившую от него опасность. Тот Жерар, её романтичный возлюбленный семилетний давности, никогда бы не причинил ей вреда намеренно. А этот? Этого мужчину она не знала!
Не удержавшись, она протянула руку и нежно подушечками пальцев провела по шрамам на его лице. Если бы он только  знал, что у неё тоже есть шрамы. Не на лице и теле, нет, в душе. Невидимые миру шрамы...
- Мой медальон? Откуда он у Вас? Разве не бросили вы его мне в лицо при нашей последней встрече? Что Вы так смотрите на меня, я сильно изменилась?
"Бесповоротно. Семь лет назад я была готова на коленях умолять вас, чтобы вы меня выслушали. Но вы не дали мне этой возможности. Я была не так уж виновата перед вами. Я хотела бежать на край света. Но все давно прошло. Маленькая мадемуазель де Можерон умерла, а пришедшая ей на смену холодная и циничная мадам де Сен - Клер никогда не попросит вас об этом."
- Что же Вы молчите? Скажите наконец, что думаете обо мне? Вы презираете меня? Это так явно читается в ваших глазах. Я шлюха?
Последнее слово она произнесла почти равнодушно, нисколько не стесняясь, что столь нелицеприятное выражение слетает с уст знатной дамы. Это слово презрительно цедил Сен - Клер, когда его жена демонстративно, одевая самое откровенное платье, отправлялась на свидание к герцогу. Но это не мешало ему брать эту шлюху при первой возможности. Так же называли её при дворе, за глаза разумеется. В глаза же клялись в вечной верности и выпрашивали должности и феоды своим родственникам.

Отредактировано Louise de Saint-Clair (2016-03-19 19:11:51)

+1

5

Он продолжал молчать. Да, он изменился. Можно сказать, родился заново. Чтоб стать здесь одним из соратников султана. Между Жераром, которого она пытается вспомнить, трогая пальчиками его щеку (это ему так повезло в той битве, что ему полфизиономии исполосовали турецкой саблей, и не все зажило нормально, несмотря на притирания и снадобья Надиры). Да что эти шрамы? Другая, рваная рана в его душе гноилась и не заживала. Обида на нее, на ее слабость, за то, что она принадлежит другому, за то, что это открылось...
Он молчал, ему тяжело было говорить с ней сейчас. Он не думал о том, что их могут обнаружить вдвоем, и не выйдет из этого ничего хорошего. Ему придется дать объяснения, что он делал ночью во французском посольстве, и возможна немилость султана и даже казнь. Врагов у него достаточно в Диване, чтоб могли сфальцифицировать что угодно, подсунуть султану, наговорить... Даже нападать или травить ядом не будут - хватит обычного навета. Поэтому долго задерживаться ему бы не следовало.
- Мой медальон? Откуда он у Вас? Разве не бросили вы его мне в лицо при нашей последней встрече? Что Вы так смотрите на меня, я сильно изменилась?
Это так и было. Бросил. Сразу после разговора с Анри он хотел явиться к ней, но плюнул. Только отправил ей с Анри записку, о том, что он расстается с ней навсегда и не хочет ее видеть. Она потом явилась сама, пытаясь оправдаться.
- Мне не нужны ваши оправдания, - сказал он тогда. - Вот, я возвращаю это вам. Ибо не хочу хранить даже память о вас. - и швырнув это ей под ноги, вышел, чтоб готовиться к походу и проверить коня и оружие. Он гнал тогда всякую мысль о ней, и надеялся, что смерть смоет с него позор измены.
- Что же Вы молчите? Скажите наконец, что думаете обо мне? Вы презираете меня? Это так явно читается в ваших глазах. Я шлюха?
- Это потерял ваш супруг во время приема, сударыня. Что ж... Вы стоите друг друга. Одна изменила, другой обрек меня нас смерть на войне. Вы любите принца, или кого там теперь? Он покрывает ваши грехи? Я прав? Ведь милейший Сен-Клер мог бы выбрать и не такой порченый товар. И зачем вы сюда явились? Тем более что вам, как женщине, вход во дворец без сопровождения запрещен, вы не принадлежите к гарему. Только не говорите, что вы знали что я здесь и вы хотели меня видеть. Мое прошлое знают здесь немногие. Или вы так верны мужу, что поехали с ним? Вас изгнали со двора? Что вы здесь делаете?
Впрочем, ее прикосновения начали возбуждать его. Он вспомнил, как он мечтал об этой женщине в юности... Она здесь, в темноте, они вдвоем, что ей стоит отдаться ему, как принцу? Он грустно усмехнулся. Он ведь и уехал тогда, когда она разбила его рыцарские идеалы верности. В Европе царит проституция. Но с другой - это осуждается Исламом, и он сам осудил это, раз проклял ее.
Он может взять ее сейчас. Но тогда она его погубит, а не он отомстит Сен-Клеру. Он потянулся было за ее рукой, наклонился к ее губам... И остановился.
- Нет. Я не принц Франции, чтобы красть. - чуть слышно сказал он, выпрямляясь. - Простите, мадам.
Как раз ему послышались шаги и голос посла, возвращавшегося после церемонии. Надо уходить.

+2

6

Луиза слушала Жерара и улыбалась. Улыбка прекрасно позволила ей скрыть горечь от его слов. Чёрт, неужели ему всё же удалось задеть её за живое?
- Туше,  сударь! -  отозвалась Луиза,  глядя мужчине прямо в глаза. - Вы научились наносить уколы в самое сердце и не знать жалости. Даже ко мне!
- Это потерял ваш супруг во время приема, сударыня. Что ж... Вы стоите друг друга. Одна изменила, другой обрек меня нас смерть на войне. Вы любите принца, или кого там теперь? Он покрывает ваши грехи? Я прав? Ведь милейший Сен-Клер мог бы выбрать и не такой порченый товар.
- О, Жерар! Послушать Вас, я просто исчадие ада! Хотя быть может, тут Вы и недалеки от истины. Я - недостойная женщина! Я предала Вас, но мой бог, Жерар, в ту пору мне было всего четырнадцать лет, и я мало что знала о жизни. Выросшая в ласке и неге в родовом замке де Можерон я имела все, кроме возможности распоряжаться моей жизнью и честью. И моя честь была продана тому, что согласился заплатить за неё подороже. Перед Вами же я виновата в том, что оказалась слишком слабой, чтобы  противостоять судьбе. Простите меня, умоляю, простите!
Луиза приблизилась к мужчине ещё ближе и положила руки ему на плечи. Потом взяла его руку и прижала к своим губам. Верила ли она сама в то, что говорила? Кто знает, но именно сейчас мадам де Сен - Клер вдруг почувствовала боль в груди.
- Что же касается моего брака? Наш милейший Сен - Клер заключил выгодную сделку. Поверьте, порченый товар принес ему бОльшую выгоду, чем Вы можете себе представить. Хотя союз с герцогской шлюхой, а именно так называют меня наши милые придворные, остроумно не правда ли, несомненно, тешит его самолюбие. Ведь я в полной его власти, вам известны наши законы. Когда же ему надоест его положение, он абсолютно спокойно избавится от меня. А пока... У нас достойный брак!
- И зачем вы сюда явились? Тем более что вам, как женщине, вход во дворец без сопровождения запрещен, вы не принадлежите к гарему. Только не говорите, что вы знали что я здесь и вы хотели меня видеть. Мое прошлое знают здесь немногие. Или вы так верны мужу, что поехали с ним? Вас изгнали со двора? Что вы здесь делаете?
Когда Жерар потянулся к её губам, Луиза почувствовала огонь. Огонь, который закипел в её крови, грозя смести все на своём пути. Куда подевалась её внешняя холодность? Она так часто играла холодную, равнодушную стерву, что возможно срослась с ней. Она стала её второй кожей. Но именно её холодность так возбуждала и бесила окружавших её мужчин. Герцог хотел её до безумия, каждый раз всё больше. В постели с ним она была настоящей тигрицей. Сен - Клеру она отдавалась неохотно, только когда он принуждал её, всем своим видом демонстрируя равнодушие и холодность.
- Я не знала, что Вы здесь, Жерар. А если бы знала? Видит бог, я бы сама настояла на этой поездке. Увидеть Вас ещё раз в этой жизни... Я мечтала об этом... Не уходите Жерар, презирайте меня, ненавидьте, ударьте, но только не уходите... Подарите мне себя, Жерар... Хоть один раз, чтобы я просто могла жить дальше... Пусть это будет грубо... Шлюхи иного и не заслуживают... Только не уходите, Жерар...  
Она обвилась вокруг него как плющ и потянула за завязки ночной сорочки... Шелковая ткань медленно упала к ногам женщины...

Отредактировано Louise de Saint-Clair (2016-04-02 22:01:02)

+2

7

- Туше,  сударь! Вы научились наносить уколы в самое сердце и не знать жалости. Даже ко мне!

- Я отучил себя от слова "жалость", особенно по отношению к европейцам, мадам. После всего, что со мной было, я вообще думал похоронить навсегда прошлое. А теперь вы вернулись, и его воскрешаете... Зачем... Ну зачем вы здесь и рвете мне душу после всего?... У меня теперь другое имя и другая вера... Впрочем... Я сам, значит, не могу все отпустить до конца, раз совершил немыслимый поступок и явился  сюда... И я не знаю, что теперь будет... Кто-то будет убит сегодня ночью. Или я, или Сен-Клер. Или оба...
В его голове сейчас действительно творилось черт знает что... И желание, и обида на нее, и... он сам не знал что, но это реально взрывало ему мозг, и он был готов натворить шайтан ведает что...
- О, Жерар! Послушать Вас, я просто исчадие ада! Хотя быть может, тут Вы и недалеки от истины. Я - недостойная женщина! Я предала Вас, но мой бог, Жерар, в ту пору мне было всего четырнадцать лет, и я мало что знала о жизни. Выросшая в ласке и неге в родовом замке де Можерон я имела все, кроме возможности распоряжаться моей жизнью и честью. И моя честь была продана тому, что согласился заплатить за неё подороже. Перед Вами же я виновата в том, что оказалась слишком слабой, чтобы  противостоять судьбе. Простите меня, умоляю, простите!
- Я уже тогда сказал вам: Бог вас простит. А сейчас тем более. После драки кулаками не машут. Хотя у вас был шанс поступить порядочно. Думаю, ваши гувернеры в свое время учили вас тому, что должна знать добродетельная девушка и сохранить верность. Пойти против принца, рискнуть. Я бы защитил вас. Вы же выбрали сомнительную участь фаворитки. Не мне вас судить. Тем более что время вспять не повернуть. Все, Луиза, жизнь прожита. У нас с вами разные пути. Вот-вот сюда явится ваш муж, и я, полководец султана, должен буду пойти против всех дипломатических правил и вступить с ним в бой, или бежать, как последний шакал. Все, Луиза. Дайте мне уйти, если еще любите меня. Иначе всех нас ждет беда, ибо я за себя не ручаюсь.
- Что же касается моего брака? Наш милейший Сен - Клер заключил выгодную сделку. Поверьте, порченый товар принес ему бОльшую выгоду, чем Вы можете себе представить. Хотя союз с герцогской шлюхой, а именно так называют меня наши милые придворные, остроумно не правда ли, несомненно, тешит его самолюбие. Ведь я в полной его власти, вам известны наши законы. Когда же ему надоест его положение, он абсолютно спокойно избавится от меня. А пока... У нас достойный брак!
- Вы это сами выбрали. Надо было думать.
- Я не знала, что Вы здесь, Жерар. А если бы знала? Видит бог, я бы сама настояла на этой поездке. Увидеть Вас ещё раз в этой жизни... Я мечтала об этом... Не уходите Жерар, презирайте меня, ненавидьте, ударьте, но только не уходите... Подарите мне себя, Жерар... Хоть один раз, чтобы я просто могла жить дальше... Пусть это будет грубо... Шлюхи иного и не заслуживают... Только не уходите, Жерар...
Он вздохнул. Она вила из него веревки. Он чувствовал ее дыхание, ее руки, видел ее глаза, и желал ее неимоверно.. Он чувствовал, что ему жарко и тесно под полами джеллабы, хотелось все скинуть и слиться с ней в едином поцелуе... То, как с нее сползла сорочка, обнажив ее прелести, он чувствовал в ладони ее губы, другой рукой чувствовал как восстали соски, и по тому, как она прижалась к нему, он чувствовал ее жар и то как напряглись мышцы ее живота, он перестал от этого что-либо соображать. У него появилось желание отбить ее у Сен-Клера и взять в свой гарем. Надира поймет, она восточная девушка. Если что, он разберется. Хотя он боялся, не сделают ли что-нибудь друг другу? Самые любящие женщины из ревности становятся подколодными змеями... Это он помнил по гарему его повелителя, султана Амира.
- Что ж... Да будет так, и гори все огнем... - он сжал ее в объятиях, покрывая поцелуями, и завалил на кровать, войдя в ее лоно так, будто хотел стать частью ее... Сейчас неизвестно что будет, но в этот миг она принадлежит только ему...
Он забылся, и перестал слышать ничего, кроме их общего дыхания...

+1

8

Выбор? Жерар что-то говорил ей о выборе и абсолютно не хотел понимать, что его - то в её жизни как раз и не было вовсе. Все и всё всегда решали за неё. Если она не станет любовницей герцога, как в своё время любезно намекнул юной Луизе монсеньор архиепископ, её отец и старший брат пострадают... И она бы скорее умерла, чем позволила этому случиться... Да и в выборе мужа молодая женщина, ожидавшая к тому времени ребенка, была не вольна...
Но влюбленный в Луизу юный рыцарь не видел и не знал этого. Он говорил, что мог бы защитить её? Наивный мечтатель!
И все же Луиза чувствовала себя виноватой... Она одна виновата во всем, она! Она разбила вдребезги мечты Жерара! Это из-за неё он бежал за тридевять земель. Сменил свое имя, веру, мечтая забыть и похоронить свое прошлое. А женщины? Сколько их было у него, стонавших в его объятиях и шептавших его имя?
"Я ревную? Святой боже, я ревную!" - мадам де Сен - Клер неожиданно поймала себя на этой мысли и покраснела. К счастью в полумраке покоев это не было заметно. - "И я рада, очень рада, что он так и не смог забыть меня! Хотя нас и не связывало ничего, кроме легких, почти девственных  поцелуев! Я так и не стала частью его прошлого!"
- Нет, Жерар, нет. - шептала Луиза, прижимаясь к груди мужчины  и чувствуя биение его сердца. - Вы не будете убиты, я никому не позволю этого, нет...
И все же она чувствовала, что он не простил её... Не простил... Но в одном он прав... Зачем ворошить прошлое, которое все равно не изменить? Есть настоящее...
- Что ж... Да будет так, и гори все огнем... - мужчина простонал это на выдохе и сжал её объятиях.
Прижатая обнаженным телом к жесткой ткани его одеяния, Луиза застонала... Тяжесть внизу живота стала просто невыносимой... Она чувствовала, как Жерар хочет её... И неважно, что за чувства сейчас двигали им, обида, злость, ненависть... Сейчас она хотела, что бы он владел ей, стал её, как говорили здесь, господином... А она была готова исполнять все приказы своего господина...
- Возьмите меня, Жерар! - прошептала Луиза. - Сделайте то, что хотели сделать семь лет назад!
И Жерар не заставил себя ждать... Луиза не успела даже вздохнуть, когда он поднял её на руки и уложил на ложе. Когда мужчина быстро, глубоко и резко вошел в её лоно, молодая женщина громко вскрикнула. Луиза чуть выгнула спину, принимая его в себя. Когда же он стал двигаться быстрее, а его толчки становились все стремительнее, резче, она попыталась задавить крик, сжимая зубами простынь...
- О, боже, Жерар! - его имя она шептала в забытьи и выкрикивала в экстазе...

Отредактировано Louise de Saint-Clair (2016-04-12 21:45:24)

+2

9

- Нет, Жерар, нет.  Вы не будете убиты, я никому не позволю этого, нет...

Она так прижималась, так его хотела, что он начал таять. Она беспокоится за него, и если подумать, возможно, она не так уж виновата. Может быть, она стала игрушкой в руках этих принцев, Сен-Клеров и прочих подлецов из свиты Людовика. Участь фаворитки сомнительна. Сегодня ты вторая королева, как говорят, "с левой руки", а завтра никто, кающаяся грешница в монастыре или того хуже, что-то вроде Маргариты Бургундской, знаменитой "задушенной королевы". Сейчас, когда она здесь, может быть, надо попробовать ее спасти. По законам Франции ее муж имеет на нее все законные права, и он здесь на чужой территории.
Обида на нее ушла. Осталась любовь, прощение, жалость и сочувствие. И даже какое-то чувство вины перед ней. Не порви он все, не кинь клевету в лицо Анри, все было б иначе. Он бы убил интригана, превратившего его жизнь в дерьмо, другого слова нет, женился бы на ней, и все было бы кончено... Но не судьба. Дрова наломаны, и все, что им остается - только эта ночь, и то до прихода законного мужа. И он этим пользовался, послав все и вся ко всем шайтанам.
Он полностью отдался страсти, он буквально атаковал ее, но не агрессивно, а скорее неистово, вызывая экстаз, и ему было все равно, что сейчас будет... Он двигался быстро, пока сам не обмяк, упав на нее, это буйство страстей выпило из него все силы.
Но пора было уходить... Шаги и голоса приближались.
- Все. Если хочешь мне счастья и свободы - отпусти меня. Прости меня, я несправедливо обвинял тебя. Но между нами теперь непреодолимая стена. Прощай, Луиза... И помни обо мне. - он быстро взял свои одеяния в охапку, неистово еще раз прижал Луизу к себе, и сиганул в окно, благо он выходило в сад. Встречаться и биться с бывшим другом ему никак не хотелось. И если узнает султан - не сносить ему головы.
Надо завоевать ее. Но тогда как-то придется убить Сен-Клера. Это только в рыцарских романах похищают любимых и торжествует любовь вопреки всем условностям. Жизнь куда циничнее. Пусть она живет, и дай Аллах ей счастье... Прощай, прошлое..
Он бежал, и даже не заметил, как голоса в спальне Луизы слышала одна коварная служанка...

+1

10

Господи, это было так... безрассудно, безумно, волшебно... Впервые в жизни Луиза чувствовала, что её любят... Не просто вожделеют и берут, нимало не заботясь о её чувствах, а любят... А впрочем, полноте, что такое любовь и какие чувства? У женщины ведь нет души, а значит любить и чувствовать она не может... Она лишь верная служанка своего мужа и господина... Правда, мадам де Сен -Клер и тут выделялась из общей толпы... В её жизни двое мужчин считали, что имеют все права на неё...
Людовик утверждал, что она принадлежит только ему и о существовании законного мужа может забыть. Наивный! Он совсем не знал своего "верного" подданного. 
Сен - Клер же пользовался правами законного мужа беззастенчиво и с усмешкой. Луиза не сомневалась, откажи она ему, и он возьмет своё силой. Для Людовика и Анри - она лишь игрушка для утех... Что вы на это скажете, господа схоласты?
С Жераром все было совсем по- другому... Ей хотелось летать... Луиза чувствовала безумную легкость во всем теле. И она не сдерживала себя... Она стонала в голос, кричала, говорила милые сердцу глупости, присущие всем влюбленным женщинам, абсолютно не заботясь, что её могут услышать... А её муж может вернуться в любую минуту...
Когда же они обессиленные после ласк лежали, вытянувшись на ложе, Луиза в порыве нежности прижалась к мужчине и поцеловала его.
- Все. Если хочешь мне счастья и свободы - отпусти меня. Прости меня, я несправедливо обвинял тебя. Но между нами теперь непреодолимая стена. Прощай, Луиза... И помни обо мне.
На это Луиза только чуть слышно вздохнула. Она понимала, что Жерару надо уходить. И как можно скорее. Ведь если их застанут, ему не сносить головы. А разве может она допустить это? Нет, никогда! Даже если для этого ей придется с кровью вырывать свои чувства...
- Спасибо, - прошептала она, - спасибо, что подарили мне эти прекрасные мгновения, Жерар. Я чувствовала любовь, исходившую от Вас. И пусть всего на мгновение, но я была счастлива... Я буду помнить об этом до последнего вздоха... А сейчас... Вам нужно уходить, Жерар... Вы должны жить, и обязательно найти женщину, которая будет достойна Вас. Она будет готова отдать свою жизнь за вас и родит вам детей... Идите и будьте счастливы! Вспоминайте иногда обо мне... и да хранит Вас Бог!
Луиза прикрыла глаза, наблюдая, как мужчина торопливо одевается,  прижимает её к себе и бросается открытому окну. Вот и всё! Закончилась её сказка! 
Мадам де Сен - Клер в изнеможении вытянулась на ложе. Все тело сладко ныло, и она все ещё чувствовала прикосновения Жерара... Шелковые простыни хранили его запах... Как была нагая, она с головой укуталась в простыню и забылась тревожным сном. Она совершенно не вспомнила, что её ночная сорочка комом валяется посреди покоев...

Отредактировано Louise de Saint-Clair (2016-04-20 17:55:44)

+2

11

То, что она сказала про себя, он практически не расслышал, и услышал лишь вот это:
- Постарайтесь долго не задерживаться! Каждый мой день без Вас потерян!
Он усмехнулся на всю эту лесть и отправился во дворец, велев служанке следить за госпожой. Да, у него все права. И наивен Людовик, думая, что он будет молча прикрывать его шашни. Он был ревнив, и к Луизе относился как к шлюшке, нагло эксплуатируя ее положение законной жены. Его бесило, что дети не его, что регент считает ее своей личной игрушкой, а он будет в качестве ширмы прикрывать его похождения. Он настоял на том, чтоб Луиза сопровождала его к этим мусульманским дикарям, которые посмели разбить войска Жана Бесстрашного, и показать европейцам, что они как воины ничего не стоят против их легкой конницы, сабель и стрел. Он не хотел, чтоб она пользовалась излишней свободой в его отсутствие. Как ни странно, регента и уговаривать сильно не пришлось, Людовик тоже изволил желание, чтоб Луиза сопровождала Анри. Он уже заметил, как Людовик посматривает в сторону Мариетты д'Энгиен. Кажется, его супруга как фаворитка более не нужна. Раз так легко ее отпустили.
И вот они здесь. Анри приставил к Луизе стражу, окружил ее шпионами, воспользовался подарком одного из визирей, этой Фатимой, и велел девочке обо всем докладывать ему.
Так и сейчас, уезжая, он дал служанке знак, мол, следи за ней в оба, озолочу.
И вот он возвращается в сопровождении янычар домой. Завтра личная аудиенция у султана, и возможно, потом отъезд во Францию. Как пройдут переговоры.
- Благодарю, - с поклоном сказал он. - Передайте мою благодарность Светлейшему за заботу о гостях вашего славного государства. Я всецело к услугам светлейшего султана Амира.
Он остался один и поспешил в спальню. Кажется, он здесь оставил благоверную... Но в чем дело? Почему на полу валяется сорочка Луизы? И почему открыто окно?
- Фатима! - позвал он. - Что здесь было?
Прятавшаяся за занавеской служанка вышла и поклонилась, вся дрожа.
- Вы разгневаетесь, господин... Но... У мадам был кавалер... И она кричала в экстазе... Я слышала имя Жерар... Кто-то проник сюда...
- Благодарю! - в гневе посол был похож на зверя. Лицо его было красным, в висках стучало. - Ступай и молчи о том что видела.
Он подошел к кровати и резко сорвал простыню, укутывавшую обнаженное тело Луизы:
- Шлюха! - и резкая пощечина. - Даже здесь без блуда не можешь!

+1

12

Как же Луизе не хотелось просыпаться... Она даже во сне  заново переживала те чудесные мгновения... Руки Жерара на её груди, его властная настойчивость... Её тело плавилось как воск под его ласками... Мадам де Сен - Клер перекатилась на спину, прогнулась в пояснице и громко застонала...
Из сна её вырвал грубый голос:
- Шлюха! - простыня с дамы была сдернута. За ней последовала пощечина. Хлесткая, обжигающая. - Даже здесь без блуда не можешь!
- Анри? - Луиза проснулась мгновенно и села на ложе.
В последние годы ей пришлось много путешествовать, то сопровождая принца по разным городам и весям, а теперь вот собственного мужа в его дипломатической миссии, поэтому Луиза научилась спать очень чутко.
Подняла взгляд на мужчину и ужаснулась. Вид Сен - Клера был поистине страшен. Искаженное чудовищной гримасой лицо, налитые кровью глаза... Сейчас он походил на дикого зверя, пощады от которого ждать не приходилось... Впрочем, она и не привыкла молить о пощаде, гордости и самомнения у молодой дамы было не занимать. И всё же, почти за семь лет брака мадам де Сен - Клер ни разу не видела своего мужа в таком бешенстве... Даже, когда возвращалась после ночи, проведенной с герцогом, специально демонстрируя следы его несдержанности...
Луиза поднесла руку к горлу, а затем медленно, словно сомнамбула, схватила простыню и прижала к обнаженной груди...
- Что... Что происходит, сударь?
Голос женщины звучал хрипло, словно она ещё не полностью отошла от сна. Она умела всем своим  видом демонстрировать оскорбленную невинность, готовая при необходимости заплакать или упасть в обморок. Она пыталась просчитать ситуацию, понять, как себя вести, чтобы не дать дикому зверю разорвать себя на кусочки. Даже если для этого ей придется предложить ему себя...
- Вы напугали меня, сударь! - сейчас она играла роль заботливой, послушной жены. - Я очень долго ждала Вас сегодня. Но здесь так жарко! Хотела приказать этой местной неумехе приготовить Вам освежающую ванну, но не смогла дозваться. Увы, я не понимаю местного наречия, а моя милая Элен никак не оправится от здешней лихорадки. А потом я и сама не заметила, как уснула...
Произнося столь длинный монолог, Луиза словно невзначай повела плечиком. Шелковая простыня снова немного сползла, демонстрируя супругу кусочек обнаженной божественной груди.
"Ну же, супруг мой, не будьте таким неотесанным чурбаном! Я немного поощрила вас, а делаю это крайне редко. Теперь ваша очередь просить прощения. Хотела бы я знать, кто же осмелился предать меня? Неужели эта глупая служанка шпионит за мной? Дурочка, ты не знаешь с кем связалась! Своих врагов я обычно уничтожаю! И всегда чужими руками".
На самом же деле Луиза не была так уж беспомощна, как желала казаться. Кое-что она уже понимала по-арабски. А ссориться с мужем сейчас ей было совсем не с руки. Надо попытаться задобрить его и поскорее вернуться во Францию. А уж там она найдет способ, как избавиться от него. По крайней мере яд и кинжал ещё никто не отменял.
- Может быть Вы желаете что - нибудь, Анри? - она кротко смотрела на него, не отводя взгляда .
Щека от пощечины чудовищно горела.

+2

13

- Что... Что происходит, сударь?
- Я хотел бы спросить то же самое у вас, сударыня, - холодно ответил посол. - Не потрудитесь ли вы дать мне некоторые объяснения?
- Вы напугали меня, сударь! Я очень долго ждала Вас сегодня. Но здесь так жарко! Хотела приказать этой местной неумехе приготовить Вам освежающую ванну, но не смогла дозваться. Увы, я не понимаю местного наречия, а моя милая Элен никак не оправится от здешней лихорадки. А потом я и сама не заметила, как уснула...
- Хорошо. Жарко, да? Так жарко, что вы разделись? Почему-то мне не жарко даже в полном одеянии. Не держите меня за идиота. У меня другие сведения, и от вас прямо разит посторонним мужчиной.
Луиза не помылась после соития, и почти сразу заснула, и опытный Анри хорошо мог угадать причины беспорядка в туалете жены. Всегда или почти всегда она такой была после ночей с принцем. И точно так сладко и вольно не спала ни разу. Она врет, и врет нагло, в лицо. Думает, что прокатит.
- Так. А почему вы кричали? Мне жаловались, вы кричали ночью? Почему? Не отпирайтесь, мне все известно. Вы кричали и растревожили часть дома. И кричали в спальне, после чего так сладко спите? До сих пор вы так не спали. Поэтому желаю знать, кто у вас был в мое отсутствие.
Ему самое оно было бы служить в инквизиции. Пытать он умел, и выбивать показания.

+1

14

Луиза не отводила от Сен - Клера обеспокоенного взгляда. Внешне ей удалось сохранить равнодушие и холодность, но в груди все же шевелился легкий червячок страха.
Она всегда чувствовала исходившую от мужа холодную опасность, но во Франции могла её контролировать. Луиза просто кожей ощущала его презрение и ненависть, чувствуя, что ему нравится по мелкому мстить ей, нарочно причинять боль, унижать и оскорблять. В те редкие минуты, что они оставались наедине, он позволял себе многое, прекрасно зная, что его гордячка жена не побежит жаловаться, но все же не переступал черты. Он никогда не осмеливался на открытое неповиновение герцогу...
Здесь же она была совершенно одна и полностью в его власти... Но роль покорной жены уже наскучила Луизе... Она никогда не была ею, к тому же Сен - Клер похоже не поверил ни единому её слову. В этот раз он во что бы то не стало решил добиться правды, а она всеми силами пыталась от него эту правду скрыть...
"Нет, Жерар, я не предам тебя."
- Не потрудитесь ли вы дать мне некоторые объяснения?
- Какие же ещё объяснения Вы желаете услышать от меня, сударь? - молодая женщина тяжело вздохнула, но взгляда не отвела.   - Что мне не нравится находится в этой варварской стране? Что я просто умираю здесь от жары и скуки? Но здесь нет никакой тайны, и Вы прекрасно осведомлены об этом.
- Хорошо. Жарко, да? Так жарко, что вы разделись? Почему-то мне не жарко даже в полном одеянии. Не держите меня за идиота. У меня другие сведения, и от вас прямо разит посторонним мужчиной.
- Перестаньте! - Луиза поморщилась. - Если Вам так нравится жить в этом аду, я не смею мешать, наслаждайтесь и впредь. Мне же здесь плохо. Я чувствую себя пленницей. Плохо сплю по ночам, вижу во сне всякую чертовщину. Даже выйти в сад я не могу в одиночестве. Везде торчат эти мерзкие физиономии, которые буквально пожирают меня масляными взглядами. В эти покои даже мышь не проскочит. Единственный здесь частый гость - Вы. Так что я не понимаю, о каком постороннем мужчине Вы говорите. Я люблю спать обнаженной, во Франции это нынче модно. Это ещё и удобно летом, тело обдувает легкий ветерок... и так возбуждает...
Она снова сладко потянулась и словно невзначай подхватила простыню, которая почти не скрывала её прекрасное тело. Даже три беременности не смогли испортить его. А её божественной груди справедливо завидовал весь двор, особенно когда Луиза ввела новую моду, появляясь в платьях, которые почти не скрывали её...
Но сегодня мадам похоже превзошла себя... Она впервые открыто соблазняла собственного мужа, хотя делать это ей совсем не хотелось... Наоборот, она мечтала, чтобы следы и отметины на её теле, оставленные Жераром, сохранились как можно больше... Она снова хотела пережить эту сладкую боль... Но и не желала, чтобы Сен - Клер остался равнодушным к её чарам... Она должна погасить вспышку гнева мужа, развеять  его чёрную ревность и подозрения... Ведь здесь её некому защитить... А то, что он хочет её, в этом она не сомневалась... Ежедневные ночные визиты - блестящее тому подтверждение. Но он далеко не нежный любовник. Берет свою собственность как ему заблагорассудиться...
- Что Вы хотите от меня, Анри? - она перешла на шепот. - Я устала, измучена и хочу спать. Оставьте меня! Дайте мне отдохнуть!...
Её нежные пальчики потянулись к одежде посла, ловко расстегивая её... В душе же она надеялась, что он оставит её и отправится прочь...

+3

15

- Что Вы хотите от меня, Анри? - она перешла на шепот. - Я устала, изучена и хочу спать. Оставьте меня! Дайте мне отдохнуть!...
- А тому кто здесь был, вы не предлагали оставить вас в покое. - он не верил ни одному ее слову. Да, здесь хорошо охраняли, но лазейка найдется всегда. И до сегодняшнего дня она окно не открывала. Так зачем врать? И вообще, счел он, они потратили очень много лишних слов. Она, как жена, его собственность, он завоевал себе эту красивую сучку Луизу и никому ее не отдаст. Не все же время ему покрывать грешки принца? Пора заявить о своих правах. Все их дети - их дети. Хотя он никогда не любил их, и относился к ним скорее как к бастардам. Если бы у них с Луизой были б свои дети, он вел бы себя иначе. Если бы... А теперь он вечно обречен ревновать эту шлюшку буквально ко всем. И от этого нет лекарства. Она сейчас лежит, соблазнительная, обнаженная... И он знал, что она принадлежит ему лишь формально. И хотелось ей отомстить. За Жерара, за Людовика, и бог знает за кого еще, кто у нее был. В том числе и сегодня ночью. Да. Он будет обладать ей. Здесь и сейчас. Наравится это ей или нет.
- Отдохнуть я вам не дам. Вы моя, и будете моя сегодня.
Он скинул остатки одежды, отпустив всех слуг, и навалился на нее в постели, не давая сделать лишнее движение. Он буквально насиловал ее, брал без лишних предисловий, входил в нее по-хозяйски, так, как сам Амир аль Махмуд не позволял себе с наложницами...

+1

16

Какая же гнусная местная муха укусила её супруга? Её чары оказались бессильны, а впрочем, разве они когда-нибудь действовали на него? Луиза никогда не питала иллюзий относительно чувств, которые навязанный супруг питал к ней. Сделав больно и унизив, Сен - Клер испытывал ни с чем не сравнимое наслаждение.
- Отдохнуть я вам не дам. Вы моя, и будете моя сегодня.
Он наступал, а в его глазах горел огонь ненависти и мести.
- Анри, - попросила Луиза мягко, чувствуя, как паника заполняет её, - вам лучше уйти сегодня. Я, думаю, Вы устали. Зачем нам снова ссориться? Я уверена, что завтра мы сможем спокойно поговорить.
Она закричала, когда Сен - Клер грубым движением сорвал с неё простыню и грубо сжал её грудь. Она попыталась вырваться, но он снова схватил её.
- Оставьте меня! Отпустите!
Разумеется, она не собиралась сдаваться и сражалась как дикая кошка. Она стала отбиваться, царапаться, кусаться, даже попыталась вонзить ему в плечо маленькие острые зубы.
Она выкрикивала самые непристойные оскорбления, забытые со времен детства и юности. Тогда маленькая Луиза в совершенстве владела ими, предводительствуя крестьянскими мальчишками, почти поголовно влюбленными в неё.
Но силы были слишком неравны. Сен - Клер навалился на неё сверху, всем весом вдавив хрупкое тело в ложе. Она стала добычей жестокого хищника...
Он хочет искалечить её, уничтожить, унизить!... Зверь! Безжалостный зверь!...
Она не смогла сдержать душераздирающий крик:
- Чудовище! Дьвольское отродье!
Прижатая к кровати, Луиза не могла даже пошевелиться. А Сен - Клер вновь и вновь брал её, причиняя боль. Он насиловал её как простую уличную девку, снятую на одну ночь...
Приступ невероятной боли сотрясал всё её тело. Она уже не стонала, хрипела, мотая головой из стороны в сторону.
- Мерзкий ублюдок! Ненавижу! Будьте Вы прокляты!
Пусть это закончится как можно скорее! Боже, ты всемогущ и можешь помочь мне! Молю тебя, пошли мне забытье!

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC